Олеся РЫХЛЮК: «Надеюсь, что главные победы у меня еще впереди»

Олеся РЫХЛЮК: «Надеюсь, что главные победы у меня еще впереди»

Предлагаем вашему вниманию вторую часть интервью волейболистки сборной Украины, Олеси РЫХЛЮК – о зарубежном периоде карьеры и личной жизни. Первая часть — здесь. ПЕРВЫЙ ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ. «ПЕРУДЖА» — Большое плавание большого корабля началось в 2010 году, когда вы перешли в «Перуджу»… — Да. К сожалению, последний сезон в «Джинестре» практически полностью посвятила лечению травмы колена. Но к тому моменту уже было большое желание попробовать свои силы за рубежом. — Как сложился вариант с «Перуджей»? На вас сами вышли, или у вас уже был агент? — У меня был агент, с которым я познакомилась, когда играла за национальную сборную – тогда командой руководили Сергей Голотов и Андрей Романович. Как раз Андрей Васильевич меня с ним и свел. Тогда итальянская лига – одна из лучших в Европе — была для меня в приоритете, туда все мечтали попасть, и я не была исключением. И когда возник вариант с «Перуджей» — одним из самых титулованных клубов Италии – это было, наверное, пределом мечтаний. Согласилась, естественно, без раздумий. ­— «Перуджа» стала вашим первым зарубежным клубом. Как прошла адаптация к новой стране, к новому клубу? — Да было, конечно, сложновато: новый язык, новая страна. Но Женя Душкевич, с которой мы вместе играли в Одессе и которая два года выступала в «Перудже», замолвила за меня словечко, и ко мне там отнеслись достаточно тепло, помогали во всем. Единственное, что был языковой барьер. Итальянцы не очень хорошо говорят на английском, которым я более-менее владела. Но были и русскоязычные волейболистки – Катя Кривец, Ольга Фатеева, поэтому было с кем общаться. Хочу сказать, что я очень стремилась в итальянскую лигу и потому впитывала информацию максимально. — Италия всегда славилась скрупулезным подходом к игре, детальным разбором соперников. Насколько было сложно для вас адаптироваться к этому? — Конечно, для меня это было в новинку. Было очень удивительно, когда перед матчем тебе дают полную раскладку по игрокам команды-соперницы. Вся информация, которая только может тебе понадобиться. Тогда это впечатлило. Сейчас, конечно, это само собой разумеющиеся вещи. А в Украине на тот момент мы о таком подходе и не мечтали. Сначала команду тренировал аргентинский специалист Клаудио Куэлло, а потом сербский наставник Зоран Терзич. С ним, кстати, я работала и в «Волеро». — В Италии и подход к разбору соперника иной, и к игрокам? — Да, за границей от тебя требуют результат и в большинстве своем ничему специально не учат. Хотя, считаю, всем игрокам, независимо от уровня, есть чему учиться и что отрабатывать. Если игрок хочет что-то улучшить, он работает дополнительно, а так упор идет на командные взаимодействия, тактические моменты. На то время я, конечно, уступала по опыту таким игрокам как чемпионки мира Мануэла Леггери, Ольга Фатеева, и потому для меня было полезно работать рядом с ними в команде. Не говоря уже о том, что и соперничать также приходилось с игроками топ-уровня. Самым большим отличием для меня на тот момент стал тренировочный процесс. В частности, упор на «физику» — в тренажерном зале очень много работают. И по ходу сезона, и в период подготовки. Практически каждый день утром у нас была работа в тренажерном зале. В Украине эта работа в основном происходила в летнее время, поэтому для меня это было необычно. Но мне понравилось. Понравилось то, в какие физические кондиции приходишь благодаря такой подготовке. — То есть вы не обманулись в отношении итальянского волейбола? — Нет. Не разочаровалась. Однозначно. Когда мы смотрим на сильные команды, нам кажется, что это какой-то заоблачный уровень. Но именно в этом проблема нашего менталитета. Мы всегда себя считаем хуже кого-то, думаем, что в топ-командах едва ли не боги играют и нам до них далеко. Но я уже сталкивалась со многими сильными игроками – из числа звездных, лучших в мире, и могу с уверенностью сказать: они такие же, как и все, и они также допускают ошибки. Они не идеальны в исполнении каких-то элементов, как, может, это кажется со стороны. Пока мы будем думать, что они лучше, чем мы, мы не сможем выигрывать у них.
Олеся РЫХЛЮК: «Надеюсь, что главные победы у меня еще впереди» «БЕШИКТАШ». ДУБЛЬ-1 — У «Перуджи», к сожалению, в том же сезоне возникли финансовые трудности, и команда уже по ходу сезона вынуждена была расстаться легионерами, а потом и вовсе прекратить существование как команда серии А (в сезоне-2017/18 команда «Перуджа», укомплектованная молодыми игроками выступает в серии В1. – прим В.Е.). Следующий свой клуб — «Бешикташ» — вы изначально рассматривали как временный вариант? — На тот момент, да. Сейчас, как вы знаете, это вновь мой новый клуб. Мне понравилось играть в чемпионате Турции. Может, это команда и не из первой четверки. Но, поскольку «Бешикташ» это мультиспортивный клуб, где развиваются и футбол, и баскетбол, и гандбол, и волейбол, то организация клуба и тренировочный процесс на очень высоком уровне. Фитнесс, медицина, восстановительный комплекс. Ну и в волейбольном плане, повторюсь, мне было очень интересно. Выступление в одном из сильнейших европейских чемпионатов – очень полезный опыт. — Вы, судя по всему, еще играли в «четверке»… — Да. Мне повезло, что со мной в команде была Оля Савенчук, которая, хоть и играла в диагонали, также владела и приемом. Таким образом, она меня подстраховала. И я играла в «четверке» без приема. Также, как и в «Перудже».
ИСПЫТАНИЕ КОРЕЕЙ — Затем ваш выбор пал на Южную Корея. Достаточно неожиданно. Чем вы руководствовались, принимая приглашение из загадочной Кореи? — Мне просто интересен волейбол как таковой. Все это бесценный и очень полезный опыт. Я побывала в Италии, затем в Турции, увидела своими глазами, что такое лучшие европейские команды. Потом мне стало интересно, что же такое Корея, что такое Азия. — И что же такое Корея? — Это другая планета. Культура и менталитет очень отличаются от наших. Корейцы большие трудоголики и в тренировочном процессе это проявляется очень ярко. — Как именно? — Ну, представьте, знаменитые азиатские тренировки длятся, по сути, целый день. Шесть часов каждый с перерывом на обед. А система такая. Команда весь сезон находится на своей базе. Все живут вместе, соответственно и питаются, и тренируются вместе. То есть у местных волейболисток никакой личной жизни, все подчинено спорту. Да, есть отпуск, чтобы игроки пообщались с семьями. Работа, работа, работа. — Отправляясь в Корею, знали о такой системе работы? — Нет. — А если бы знали? — Если бы знала, трижды бы подумала прежде, чем принимать позитивное приглашение. Но раз два сезона там отыграла, значит, это реально выдержать. — Как адаптировались к этой системе? — На тот период, наверное, стала кореянкой в плане психологии. Пришлось, практически, выключить себя от внешнего мира на период сезона. Кроме волейбола в моей жизни больше ничего не существовало. В корейском чемпионате командам разрешено иметь только одного легионера. Он же несет основную нагрузку в нападении. Кореянки принимают, защищаются, а забивать должен иностранный игрок. — Что скажете о стиле, который был характерен для чемпионата Кореи? — Быстрый, скоростной и очень комбинационный, хотя кореянки не такие уж и низкие, как японки, например. Корейцы, как оказалось, самая высокая азиатская нация. Там были девочки ростом 190 см и выше. Поэтому нельзя говорить, что я играла без сопротивления блокирующих соперника. И потому это далеко не слабый чемпионат. Все команды примерно одинакового уровня — как я уже говорила, местные волейболистки и один иностранец. Соответственно, и серьезная конкуренция, отчего и спрогнозировать тройку призеров довольно сложно. И, на мой взгляд, при равном классе местных волейболисток в командах, результат в большей степени результат зависел от иностранца.
Олеся РЫХЛЮК: «Надеюсь, что главные победы у меня еще впереди» — Каким получился первый сезон в Корее? — Прелюбопытным. Приехала я команду, которая только была создана. А формировалась она следующим образом. Небольшую ее часть составили более-менее опытные игроки, большинство же – молодые волейболистки, которые были выбраны на предсезонном драфте – такая система, как вы знаете, действует в североамериканских профессиональных лигах. Молодые игроки, учась в колледжах, вузах, участвуют в соревнованиях и со временем попадают на драфт. И проблема этих волейболисток, а им было по 17-18 лет, в том, что они не могли поверить, что могут побеждать и в отдельных играх, и в чемпионате в целом. Они смотрели на иностранных игроков, как на инопланетян. В первом чемпионате мы сыграли, считаю, достойно, но заняли четвертое место. А во втором сезоне, когда игроки почувствовали уверенность в себе, мы уже стали чемпионами — Что, в принципе, дал вам этот период карьеры? — Я получила огромный опыт как игрок, который должен дать результат, и в связи с этим несет на себе высокую ответственность. И это, конечно, помогают в воспитании характера. От меня и раньше зависел результат, но в Корее это было в гораздо большей степени. — Пройдя тяжелейший сезон, наверняка задавались вопросом: а надо ли мне это? — Задавалась. И ответила себе на этот вопрос положительно, так как у меня была большая цель: выиграть этот чемпионат. Очень хотела выиграть. Поэтому и осталась. — И в итоге вы вместе с командой стали чемпионом страны… — И потому это были особые чувства. Потому что это чемпионство было завоевано, что называется, потом и кровью. Сезон получился очень тяжелым и в психологическом отношении, все-таки с близкими и родными разница во времени составляла восемь часов. Шесть часов в день на тренировке. Своего рода изоляция от всего. Общаешься только через переводчика, который следует за тобой, словно тень (улыбается). Для меня было очень важно, что я поставила цель и сумела ее достичь. Конечно же, вместе с командой. «ВОЛЕРО». ПО ШВЕЙЦАРСКОЙ СИСТЕМЕ — И с чувством выполненного долга ушли в «Волеро»… — Да, можно и так сказать. Азиатский волейбол я изучила, добилась того, чего хотела и со спокойной душой могла закрыть эту книгу и вернуться в Европу. — Почему именно «Волеро»? Да, команда на виду, но без европейских титулов… — Предложение от «Волеро» пришло довольно рано, еще в середине второго корейского сезона. У меня уже была возможность несколько раз побывать в Цюрихе: сначала на обследовании колена, а потом я там проходила летние сборы, восстанавливалась после операции и готовилась к сезону в «Перудже». Поэтому я уже довольно хорошо знала условия жизни и тренировочного процесса в этом клубе. Тем более, что с «Волеро» у меня была возможность не только играть в Лиге Чемпионов, но также принимать участие в клубном чемпионате мира. И именно это было одной из основных причин моего выбора. — После двух лет в Корее, наверное, потребовалась новая адаптация… — На самом деле, после Кореи мне уже ничего не было страшно (улыбается). Для меня было все легко и просто: привычные два часа утром и два часа вечером. С возможностью восстанавливаться, с возможностью общаться. Адаптация проходила очень легко. Никаких проблем в этом отношении не было.
Олеся РЫХЛЮК: «Надеюсь, что главные победы у меня еще впереди» — Как вы к тому времени владели английским? — В принципе, неплохо. Как я уже говорила, родители всегда требовали хорошей успеваемости в школе, а училась я в школе с углубленным изучением языка. Вот с этими знаниями я поехала за границу. Но одно дело знать язык, другое – общаться на нем. Конечно, определенный барьер был. Очень помог в совершенствовании английского корейский период, особенно первый сезон. У меня был англоязычный переводчик. У меня были моменты, когда я понимала, что я думаю на английском. Когда целый сезон общаешься только на английском, это очень совершенствует общение. Тем более, что надо было много интервью давать, да пресс-конференции были частым явлением. — А как обстояли дела с пониманием волейбольной терминологии? — Волейбольную терминологию я выучила в Корее, так что в «Волеро» у меня с этим проблем не было. — Новая страна, новая команда, новый тренер… — Все было легко. Все шло как по маслу. Нагрузка, как я же говорила, было намного ниже, чем в Корее. Вернулась в свою нормальную среду, в Корее абсолютно все было по-другому, и потому было сложно во всех аспектах. Да, это был мой дебют в Лиге чемпионов. И это было волнительным моментом для меня. К тому же мой клуб попал в группу с казанским «Динамо» с Екатериной Гамовой в составе. Я играла против волейболисток, которых еще в детстве по телевизору видела и, конечно, не представляла, что когда-нибудь буду выходить с ними на одну площадку. Лига чемпионов была для меня новым опытом, новым уровнем — Были готовы к этому уровню? — Была готова физически и в волейбольном плане, но была не готова ментально, потому что все также воспринимала этих игроков как игроков более высокого класса, как игроков, которые лучше, чем я. В этом и проблема украинского волейбола. — В чем? — В том, что мы воспринимаем некоторых игроков как суперзвезд и нам до этого уровня очень далеко. На самом деле, все реально. Они такие же люди, они так же ошибаются. Для меня первый сезон в «Волеро», в частности, Лига чемпионов были пробой сил после возвращения из Кореи. Хотелось узнать дотягиваю ли до этого уровня. Почувствовала, поняла. — Вас приглашали в «Волеро» как лидера, или были другие игроки, которые решали вопросы? — Ну, моя позиция диагональной подразумевает, что я должна много забивать. Но были и другие игроки, которые несли игровую нагрузку, например, опытнейшая центральная Мира Голубович, кубинка Кения Каркасес, которая затем ушла, а в прошлом сезоне вернулась в «Волеро». Были и молодые игроки. Диагональный же, в любом случае, один из лидеров команды. — Когда вы почувствовали себя наравне со звездами мирового волейбола? — Сложно сказать. Точно помню, что в первом матче Лиги чемпионов мы играли с казанским «Динамо» и выглядели испуганными. Со временем ты чувствуешь, что можешь играть на равных против топ-команд и топ-игроков. И если первый сезон в Лиге чемпионов можно назвать адаптацией к этому уровню, то во втором – понимание того, что ты можешь с ними соперничать пришло в полной мере. И команда наша становилась все сильнее и сильнее. — Плюс президент «Волеро» Став Якоби стремился сделать команду лучшей в Европе… — Да, это так. Он большой поклонник волейбола. И он вкладывает не только свои финансы в команду, но и часть своей души. Благодаря ему в «Волеро» все организовано на самом высоком уровне. Тренировочный и восстановительный процессы, уделяют внимание всем мелочам и стараются создать для команды самые лучшие условия: если живем в отеле, то в лучшем, если длительный перелет — то бизнес-классом, командный автобус сделан на заказ, чтобы у игроков была возможность лежать во время переездов, соответственно не болели спины и колени. У команды есть диетолог, психолог, лучшие доктора, тренера и физиотерапевты. Все было создано для того чтобы команда была в оптимальной форме и давала максимальный результат. А задачи перед командой стояли серьезные: минимум медали Лиги чемпионов и клубного чемпионата мира. Состав «Волеро» предыдущего сезона, считаю, был один из сильнейших в мире среди клубных команд. Двенадцать абсолютно равноценных игроков, любой игрок, выходящий на замену, в принципе, ничем не уступал игроку стартовой «шестерки». И поэтому то, что нам так и не удалось завоевать главный трофей Европы, стало большим разочарованием. — Вроде бы есть все для этого. И условия, и игроки, и тренеры. Чего ж не хватало для большой победы? — Мы с одноклубницами часто это обсуждали. И у каждого свой взгляд на это. Многие, например, говорят, что проблема в чемпионате Швейцарии, точнее, в его уровне. Мы не чувствовали напряжения в играх национальной лиги. И потом, когда наступает время решающих игр Лиги чемпионов, команде очень тяжело собраться и выдать свою лучшую игру. Может, ответственность давила на нас, моральное напряжение сказывалось: сама мысль о том, что мы должны дать результат, нам мешает. Не знаю… Как я уже говорила, с нами работал психолог, так называемый mental coach, но и это не помогло. На уровне топ-команд Лиги чемпионов нет особой разницы в мастерстве игроков, все мастера высокого уровня. Важно, кто в этот день покажет свою лучшую игру, справиться со своими эмоциями, со своим психологическим напряжением.
— Расскажите о работе с тренером-психологом… — Это был специалист в области психологии с опытом работы и в спорте, в частности с английскими футбольными командами, и не только в этой сфере. Работа проходила не индивидуально, а коллективно. В «Волеро» были собраны игроки со всего мира, и соответственно, с разными менталитетом, культурой и так далее. Задача психолога была объединить волейболисток в достижении большой победы. Нам давались различные задания. Насколько это помогало – сложно сказать. По крайней мере, Лигу чемпионов мы так и не выиграли (в период выступления Олеси Рыхлюк в «Волеро» швейцарская команда все четыре раза останавливалась в шаге от «Финала четырех». – прим В.Е.). Хотя наверняка каждый из игроков что-то для себя почерпнул из этих занятий. — Листая страницы Лиги чемпионов этого четырехлетнего периода, обратил внимание на соперничество «Волеро» в «раунде 6» с будущим обладателем трофея турецким «Эджзаджибаши» в 2015 году, в котором команды обменялись победами, но «золотой сет» остался за соперником – 15:12… Как пережить такое тяжелое поражение, ведь каждый из соперников была достоин выхода в «Финал четырех»? — Тяжело конечно. Чем ближе ты к цели, тем сложнее пережить неудачу. Нам вообще за те четыре сезона, что я провела в «Волеро», очень «везло» на соперников в «раунде 6». Первый сезон это было «Динамо Казань» — команда, которая после победы над нами выиграла Лигу чемпионов и клубный чемпионат мира. Потом было, как вы уже упомянули, «Эджзаджибаши», который, пройдя нас, также одержал победу в двух этих турнирах. В третьем сезоне в этом раунде нам попался «Вакифбанк», хоть они заняли в том сезоне второе место. А победителем неожиданно стал клуб, принимавший в тот год «Финал четырех» — итальянский «Казамальджоре». С этим соперником мы, кстати, играли спарринги в преддверии финальной части, и оба выиграли со счетом 3:0. Поэтому нас очень удивило, когда итальянки разгромили «Вакифбанк» — фаворита финала. Мы тогда шутили между собой мол, как мы хорошо итальянок к финалу подготовили. Ну и в крайнем сезоне судьба опять сыграла злую шутку с нами, и опять нам попался «Вакифбанк». И как вы уже знаете, на этот раз после победы над нами эта команда не оступилась и выиграла оба трофея. Очень жаль, конечно, что так не везло нам в Лиге чемпионов в последние годы. Но оправданий наших поражений в этом никто не ищет. Произошло то, что произошло, и мы, как профессионалы своего дела, несем полную ответственность за это. Ну все-таки хочется вспомнить и о позитивных вещах, которые случились в период выступлений за «Волеро». Мы завоевали две бронзовые медали клубного чемпионата мира, и на одном из них я была признана лучшим диагональным игроком. Для меня это наивысшие достижения на сегодняшний момент. Но надеюсь, что еще не менее большие достижения ждут меня впереди. Про всевозможные выигранные титулы и поставленные рекорды нашей командой в швейцарской лиге говорить не будем. Но приятно, что меня трижды признавали лучшим игроком чемпионата страны. И почетно это еще и потому, что в нашей команде на каждой позиции стояли игроки экстра-класса, и я считаю, что каждый из них был достоин этого титула. Так что для меня это была большая честь (голосование за MVP швейцарской Лиги проводится среди представителей прессы и тренеров команд. – прим. В.Е.). — В ходе выступления за «Волеро» вам приходилось работать под началом таких известных тренеров как Драгутин Балтич, Авитал Селинджер, Зоран Терзич. Расскажите о системе работы этих специалистов, каковы основные акценты в тренировочном процессе? — У них действительно очень разные подходы. Начнем с Селинджера. У него сложный волейбол, тактический, я бы так сказала. Поэтому его и называют профессором. Он обращает внимание такие мелочи, о которых многие и не говорят даже. У него все продумано. Буквально каждый сантиметр на площадке. Каждый игрок должен знать, где он должен находиться и что делать в той или иной ситуации. Для меня это было очень интересно. Терзич любит силовой волейбол. Он не делает упор на какие-то технические нюансы. «Против лома нет приема» — так бы я охарактеризовала волейбол Терзича. Балтич, может, не настолько титулованный тренер, но специалист также очень грамотный. Правда, не могу сказать, что у него есть какая-то ярковыраженная игровая стратегия. Тут мы имеем дело с классикой Работа со специалистами разного тиля только обогащает игрока. Поэтому, считаю, мне повезло в этом отношении. — Чем занимались в выходные дни, находясь в такой прекрасной стране как Швейцария? — Если выходной день выпадал на воскресенье, это была действительно проблема, потому что в воскресенье в Цюрихе закрыто практически все. Но зато в Швейцарии очень красивая природа и особенно горы. Поэтому если нам везло с погодой, то ездили в горы, или просто где-то прогуляться. А если погода не радовала, что в Цюрихе бывает довольно часто, то можно просто побыть дома — отдохнуть. Ведь, на самом деле, не так уж много свободного времени, особенно, если матчи чемпионата чередовались с играми Лиги чемпионов. Иногда просто хочется побыть дома: выспаться, или посмотреть телевизор. — Почему же решили уйти из «Волеро»? — «Волеро» сейчас переживает смену поколений. Ушла не только я, практически все игроки. Сейчас «Волеро» — молодая команда, которая уже не имеет тех задач и амбиций, которые были в последние годы. Соответственно и продлевать контракт для меня не было смысла. ЖИЗНЬ ВНЕ ВОЛЕЙБОЛА — Кто составляет ваш круг общения? — Мой круг общения — это волейбольная среда. И мои подруги — это, в основном, волейболистки. Среди них даже есть девочки, с которым я начинала заниматься волейболом. — То есть вы до сих пор общаетесь, несмотря ни на что? — Ну, что значит «несмотря ни на что»? Какая между нами разница? Никакой звездности – все очень просто. На самом деле, я такая же, как и все, просто у каждого своя работа. Закончится моя карьера – буду жить, как все обычные люди. — Что, кроме волейбола, есть в вашей жизни? — Люблю путешествовать. Благодаря волейболу мне повезло побывать во многих странах. Поэтому, когда приезжаю куда-то, и если есть возможность, то обязательно отправляюсь изучать главные достопримечательности и красивые места. Ну, а когда уже все места изучены, отправляюсь на шопинг. Шопоголик я еще тот (улыбается). Могу целый день ходить по магазинам. Так что шопинг со мной испытание не из легких. Количество пар обуви уже не поддается подсчету (смеется). — И туфли на высоком каблуке у вас тоже есть? — Есть. Конечно, есть. Обуваю я их, правда, крайне редко. Только на какие-то командные мероприятия. Там без проблем – там ведь все девчонки тоже высокие. Вот так только ноги с непривычки ужасно болят. В Одессе еще не рисковала выходить на каблуках. Все еще впереди, наверное (улыбается).
Олеся РЫХЛЮК: «Надеюсь, что главные победы у меня еще впереди» — В одном из редких интервью – одесской газете «Одесса-Спорт», в далеком 2008-м – вам был задан примерно такой вопрос: «С вашими-то данными вы могли бы себя попробовать и в модельном бизнесе», на что вы ответили, что предложений еще не было… «Но, если будут, рассмотрю». Были такие предложения? — Если честно, отвечая тогда на вопрос, слукавила. Когда мне было лет двенадцать-тринадцать, то модельные агентства за мной гонялись, в прямом смысле слова. В Киеве постоянно на улице останавливали с такими предложениями. Тогда я была пониже ростом и очень худая. И в этих агентствах мне говорили: «Ты только не расти, оставайся такой, какая есть». Рост, наверное, был в районе 1,85 м. В общем, взяли меня на карандаш. Но я все росла и росла. И в высоту, и в ширину. И мои параметры, на самом деле, далеко не модельные. Все-таки определенные стандарты для подиума существуют. А на мои параметры сложно найти одежду. Таким образом, модельный бизнес для меня закрыт (улыбается). — Коль вы шопоголик, такой вам вопрос. В какой одежде вы чувствуете себя наиболее комфортно? — Casual, то есть повседневный стиль. Если бы, не было проблемы – найти обувь на мой размер ноги, я бы каблуки не снимала. Мне очень нравится красивый женственный стиль, но это не совсем реально. Поэтому мне комфортнее в «сasual», как я сказала. Джинсы, футболка. Как-то так. — А вечернее платье приходилось одевать? — Коктейльное, да. Вечернее – пока нет. Даже пока не представляю себя в вечернем платье, что называется, в пол. — Вопрос личный. Может, вы и не захотите отвечать. Каждая девушка мечтает стать матерью… -… и я не исключение. Но пока моя профессия не позволяет делать большие перерывы. Особенно в нынешнем возрасте, когда есть понимание, что мне осталось еще играть не очень много. Если сделать перерыв, то вернуться на тот же уровень будет довольно тяжело. Поэтому я для себя решила: закончу волейбольную карьеру – и уже потом буду думать о семейной жизни и материнстве. Спорт когда-нибудь ведь заканчивается, а жизнь – продолжается. — Задумывались уже, чем будете заниматься после волейбола? — Этот вопрос я часто задаю себе. Но пока не нашла ответ. К сожалению. Пока еще не вижу, в какой роли я могла бы остаться в волейболе. Тренером не буду. Это – 100%. В общем, не придумала еще, чем заняться. Но есть желание открыть приют для бездомных животных.
Олеся РЫХЛЮК: «Надеюсь, что главные победы у меня еще впереди» «БЕШИКТАШ». ДУБЛЬ-2 — Вернемся вновь к карьере. Почему ваш выбор пал на «Бешикташ»? — В «Бешикташе» уже играла и у меня остались положительные впечатления об этом клубе. Видимо и у руководства этого клуба обо мне. Меня очень хотели видеть меня в рядах своей команды, и их предложение меня полностью устроило. Тем более, турецкая лига сейчас одна из сильнейших в мире. Так что, думаю, это будет весьма полезный опыт для меня. — Вы во второй раз будете играть за «Бешикташ». Для вас это промежуточный этап в карьере, как в первый раз? — Не знаю. Не загадываю на этот счет. Контракт у меня на один год. Что будет дальше, посмотрим (после 11-ти туров чемпионата Турции «Бешикташ» идет на 8-м месте, одержав 4 победы в 11-ти матчах, а Олеся Рыхлюк является лучшим снайпером чемпионата, набрав 230 очков. – прим. В.Е.). — В Интернете проходила информация, что вами интересовался некий бразильский клуб… — Я тоже об этом читала. Предложения из Бразилии поступали, но из того клуба, который назывался, речь не шла. Не знаю, откуда такая информация. Были и другие предложения, но я предпочла «Бешикташ». ПРОФЕССИОНАЛИЗМ — Как обычно проводите отпуск? — Разрываюсь между Киевом и Одессой. В столице живут мои родители, мой брат. Мы строим дом, поэтому мое присутствие необходимо, надо контролировать процесс. Одесса для меня тоже особенный город. Этот город я также считаю своим домом. А чем занимаюсь? За время моего отсутствия поднакопилось много дел, какие-то бытовые – пытаюсь их разруливать. А потом – надо отдохнуть. Правда, недолго. Чем старше я становлюсь, тем больше понимаешь, что быстрее выходишь из формы и набирать ее намного сложнее. Поэтому надо поддерживать себя физически. Поэтому немного отдыха – надо на какое-то время забыть, что я спортсменка, дать себе слабину, а потом уже постепенно нагружать себя. Надо держать себя в форме. — Держать в форме – это какая-то диета? — Ну, я, вообще, стараюсь вести здоровый образ жизни. Я категорически против курения и потому стараюсь всех своих знакомых от этой вредной привычки отучить. Алкоголь также не употребляю. Единственная моя слабость в питании – это сладости. Я просто безумная сладкоежка. В ходе сезона я довольно строго слежу за своим весом и стараюсь придерживаться здорового питания, но в отпуске могу позволить себе расслабиться и есть украинские продукты, которых просто нет в Европе. — Борщ, например? — Борщ, да. Но из сладкого это, например, какие-то блинчики, сырнички, варенички. Я это просто обожаю. Поэтому в отпуске я отъедаюсь – ем все, что хочу. Но, а когда вижу, что стрелка весов все дальше и дальше уходят от нормы, начинаю себя ограничивать. — Какой у вас боевой вес? — 80 кг.
Олеся РЫХЛЮК: «Надеюсь, что главные победы у меня еще впереди» — Вы уже человек достаточно опытный. Что вы вкладываете в понятие «профессионализм»? Для вас – игрока, который является лидером клуба, это наверняка имеет едва ли не самое важное значение… — Да, это так. Вообще, профессиональным спортсменам приходится многим жертвовать, но, как говорится, «no pain, no gain» — без боли нет роста. Для меня моя карьера – это семь дней в неделю, двадцать четыре часа в сутки. Потренироваться два часа и забыть о своей работе. Нет, не должно быть. Не только тренировки, но твой образ жизни, режим, питание, восстановление — это крайне важные факторы для спортсмена. Также нужно развиваться не только физически, но и ментально. Стремиться стать лучше, раскрыть весь свой потенциал. Наверное, это и есть профессионализм. Для меня волейбол — это работа. Работа над собой. Как стать лучше. И это именно индивидуальная работа. Постоянно думаю о том, как свой потенциал раскрыть еще больше. — То есть резервы еще есть? — Конечно. Я считаю, что еще не раскрыла свой потенциал до конца. Есть еще много компонентов, над которыми надо работать. Думаю, что каждому игроку есть, над чем работать. А мне тем более. — «Тем более». Почему? Потому что с вас большой спрос как с лидера? — И поэтому тоже. Больше всего я спрашиваю с себя сама. Поэтому после каждого поражения я долго в себе копаюсь, спрашиваю себя, что я сделала не так. Причину поражений я всегда ищу в себе. — Ну и последний вопрос. Карьера продолжается, хотя уже есть мысли о ее окончании. Какие цели себе еще ставите? — Вершин непокоренных еще много. Хотелось бы достичь того, к чему шла последние годы. Надеюсь, еще будет шанс побороться за главные трофеи Европы и мира. И если так случится, постараюсь этим шансом воспользоваться. Олимпийские игры? Мечтаю хотя бы просто поучаствовать. Но не знаю, смогу ли застать те времена, когда сборная Украины будет участвовать в Олимпиаде. Со своей стороны постараюсь помочь сборной достичь этого. Буду прикладывать для этого все усилия. Влад ЕФИМОВ

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Спортивное питание Надежный и проверенный игровой клуб Вулкан Все что нужно для занятий спортом Финансовая помощь за 5 минут Игры для тех, кто любит побеждать

Последние новости