Андрей РУСОЛ: «Не воспринял серьезно свой первый вызов в сборную»

Андрей РУСОЛ: «Не воспринял серьезно свой первый вызов в сборную»

Для легенды днипровского клуба, автора первого забитого мяча сборной Украины на чемпионате мира, проблемы родной команды — не пустой звук. По всему видно, что он их пропускает в буквальном смысле через себя. Так что в беседе с Андреем РУСОЛОМ мы просто вспоминали сборную — и сразу поднимали себе настроение. — Андрей, в недавнем интервью нашему сайту капитан Днепра Руслан Ротань сказал, что нынешнему поколению игроков команды не хватает еврокубковых матчей. Признайся, в свое время тебе они помогли выйти на новый уровень в карьере? — Безусловно. В сезоне-2003/2004 мы хорошо выступали в Кубке УЕФА. Прошли немецкий Гамбург, загребское Динамо и могли пройти французский Марсель, но немного не повезло. Для многих из нас это были новые эмоции, новый уровень и новый опыт. — После этого ты и дебютировал в сборной Украины. Хорошо помнишь свой первый поединок? — Я думаю, что такие моменты помнит любой футболист. Мы играли с Македонией на выезде. Был сложный матч, но для меня он стал очень памятным. Все-таки это был вообще мой премьерный поединок в футболке сборной страны. Я же пропустил юношеские и молодежную команды — попал сразу в национальную. Помню, переживал очень сильно. Но тренеры и партнеры меня поддержали. — С кем ты тогда в центре обороны играл? — С Вячеславом Чечером. Это было начало строительства новой сборной, в которой в тот момент появилось много новых имен. Ротация тогда была очень серьезная. — Помнишь первый разговор с Олегом Блохиным? — Признаюсь, свой первый вызов в национальную команду я как-то всерьез и не воспринял. Не думал, что останусь там надолго. Но после первой же беседы с главным тренером понял, что на меня рассчитывают. Блохин так и сказал: «Не переживай, не бойся допускать ошибки. Мы в тебя верим и видим тебя в основном составе». После этого я понял, что на самом деле все очень серьезно, и надо настроиться на соответствующий лад и соответствующую работу. Думаю, именно эта беседа и стала тем самым переломным моментом, который помог мне быстро освоиться в сборной. Доверие наставника для каждого футболиста — на первом месте. Плюс в то время в национальную команду постоянно вызывали не меньше пяти игроков Днепра, для меня это тоже было важно. — Вы держались как-то отдельно от других ребят? — Нет, такого никогда не было. Сплоченный на поле и дружный в быту коллектив вообще, считаю, стал залогом успеха той сборной. — Ты сказал о доверии, но в спаррингах вы выглядели, мягко говоря, не совсем убедительно. В шести матчах — ноль побед и два забитых мяча… — В тот момент меня, и не только меня, поражала непоколебимость главного тренера. В каждом слове, в каждом поступке Олег Блохин излучал уверенность в своих силах, вселяя ее и в команду. Смотришь на тренера, ловишь его эмоции — и понимаешь, что ты на правильном пути. При этом каждый из нас помнил, какую задачу озвучил наставник, когда его только назначили. В общем, все мы целиком и полностью прониклись идеей сыграть на чемпионате мира. Хотя понимали, что выйти из группы с первого места будет сложно. — Из всех спаррингов больше всего в памяти отложился поединок во Франции? — Не только. Для меня каждый матч за сборную был важен. Я не делил соперников по их уровню или силе. Да, были знаковые игры, но каждый поединок за национальную команду — это было событие. Каждая игра была новым опытом, добавляла уверенности. — Но Зинедина Зидана тогда, в Сен-Дени, точно запомнил, правда? — Безусловно, ведь он забил победный мяч в самом конце матча. Но мне чаще приходилось играть с Тьерри Анри. У французов было достаточно звезд. — Кто поменялся футболкой с Зиданом? — Не помню. Меня это никогда не интересовало. — Вообще не собирал майки? — Нет. — Андрей, весь отборочный турнир чемпионата мира, все 12 поединков, и сборная, и ты провели на одном дыхании. С кем тебе было комфортнее всего играть в центре обороны? — Я не хочу выделять кого-то одного, мне повезло со всеми партнерами. В тот момент мы действовали с либеро, и эта функция возлагалась как раз на меня. Но без опытных и квалифицированных стопперов, которые играли чаще всего персонально с нападающими, мне было бы очень сложно. Самое интересное, что игрок моего амплуа должен был все время подсказывать, где-то даже покрикивать на партнеров, но у нас все было наоборот. Старшие ребята, такие, как Сергей Федоров, Владимир Езерский, Андрей Гусин, подсказывали и очень помогали мне. — Получается, ты был между двух огней, так сказать. Перед тобой располагались опытные исполнители, а за тобой — настоящая глыба… — Да, это так. Наш вратарь Александр Шовковский тоже сыграл важную роль в моем становлении в сборной. Он умело руководил обороной, всегда вовремя делал подсказки, предвосхищал многие опасные моменты у наших ворот. В отборочном турнире мы пропустили очень мало голов. — Ключевой матч отбора вы провели в Греции. Ты согласен? — Конечно. Мне тогда запомнилась одна история. Мы играли в паре с Сергеем Федоровым, и перед поединком он позвал меня и сказал, что нужно стараться действовать плотнее, компактнее, выжимать соперника к середине поля. Говорит: «Буду тебе все время подсказывать, следи за мной». Вот так мы, по сути, впервые сыграли в линию. — Выходит, вы нарушили тренерскую установку? — Нет (улыбается). Задачу играть плотно перед нами ставил тренерский штаб, нельзя было давать грекам пространство. Два мяча они нам, кстати, забили из положения «вне игры». Так что наша тактика сработала. Не делали бы так, как говорил Федоров, — были бы чистые голы. — Бывший защитник, а ныне один из тренеров Динамо — мастер персональной опеки? — Сильный игрок. В единоборствах он никому не уступал. Рядом с ним на поле всегда было спокойно…

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Самый простой и надежный способ получения прибыли Оригинальные развлечения с денежными призами Лучшая подборка игровых симуляторов Новинки и популярные браузерные игры 2017 года Выбор очистителей и увлажнителей воздуха

Последние новости