Сергей РАДЧЕНКО: «Кличко-Джошуа — как драка взрослой собаки со щенком»

Сергей РАДЧЕНКО: «Кличко-Джошуа — как драка взрослой собаки со щенком»

В гостях у Sport.ua побывал украинский боксер Сергей Радченко. Сергей работал спарринг-партнером Владимира Кличко, Александра Усика, Марко Хука и многих других элитных боксеров-профессионалов. По нашей просьбе украинец сравнил силу ударов коллег, с которыми спарринговал и поделился своими мыслями о предстоящем бое Владимира против Энтони Джошуа и рассказал о рынке спарринг-партнеров в профессиональном боксе. Первую часть интервью читайте здесь. — Сергей, ты спарринговал не только с Кличко, но и с Усиком, и с другими тяжеловесами. Можешь сравнить силу удара Усика и Владимира Кличко? Во сколько раз слабее бьет Усик? И какова сила удара Усика по сравнению с боксерами первого тяжелого веса, с которыми ты спарринговал, с тем же Марко Хуком? — Не в обиду Саше, для крузервейта он бьет достаточно слабо. Да, со многими я спарринговал, есть, с чем сравнивать. Это не тот удар, но с Владимиром Кличко это вообще не сравнить, потому что у Владимира один из сильнейших ударов вообще среди тяжеловесов, а с крузервейтом сравнивать вообще не стоит. А если сравнивать с Хуком, то Хук, конечно, и мощнее, и физически сильнее, и удары у него намного плотнее, чем у Саши. — Напомни, с кем еще из бойцов крузервейта ты спарринговал? — Спарринговал я с Гловацки, помогал ему готовиться к бою с Марко Хуком, который он выиграл в Америке. — Гловацкий бьет так же, как Саша, или слабее? — Нет, из всех, с кем я спарринговал, Саша слабее всех бьет. — Он берет другим... — Да. Его особенность — скорость, игровитость, этим он берет. В боксе редко, чтобы скоростные ребята сильно били. Как правило, или плотный удар и неплохая скорость, или очень высокая скорость, но не такой плотный удар. Саша как раз попадает под ту категорию. У него бешеная скорость. Если взять крузервейт, так это вообще на две-три головы выше обычной скорости, но плотность удара — минус. У Гловацкого удар неплохой, особенно в последнее время, потому что мы с ним спарринговали неоднократно. С ним спарринговал еще в 2012-2013 годах, когда я боксировал еще в серии WSB за «Польских Гусаров». Там был когда-то момент, с подготовкой было не очень хорошо, я поднял вопрос, сказал: «Или я еду домой готовиться к боям, или дайте мне нормальные спарринги. Что это такое, я готовлюсь с ребятами, которые весят по 65-70 килограмм?». Повезли меня в этот профессиональный клуб, где были Влодарчик, Гловацки. Там я работал с Гловацки. Тогда он был не настолько сильным. Судя по бою с Хуком, он, конечно, подрос значительно. — Со Влодарчиком ты тоже спарринговал? — Да, раза два-три я был у Влодарчика, у него очень интересные и сильные удары. С Кудряшовым я работал, у него первое место по силе удара из всех крузервейтов. И даже со многими супертяжами его можно было бы сопоставить, в топ-5 можно было бы внести смело. Рахим Чахкиев тоже мощный парень. Единственное, правда — его удары очень видны, но крюки и боковые удары у него очень мощные. Недавно с Майрисом Бриедисом спарринговал, только приехал. У него скорость достаточно высокая, я бы его поставил на второе место после Усика, и достаточно сильный удар, несмотря на то, что он скоростной и многосерийный боксер. Последний удар у него очень жесткий. — Владимир по силе удара — №1 среди тех, с кем ты спарринговал? — Думаю, да. — А потом кто? — Потом я внес бы в этом список Диму Кудряшова, Влодарчика, Чахкиева, Гловацки. — У Хука слабее удар? — Хука упустил...Хука, Гловацки и Майриса Бриедиса можно было бы поставить на одну ступень. Смотря какие удары, в каких ситуациях, они примерно одинаково бьют. — Способен ли Джошуа стать доминантным чемпионом хевивейта на ближайшие 10 лет — таким, каким был в 2006-2015 годах Владимир Кличко? — Если его будут грамотно вести, думаю, в принципе возможно. У нас с Энтони был когда-то разговор про Англию, любительский бокс, Олимпийские игры, профессиональный бокс. Он о себе рассказывал, я о себе. После того, как я увидел, как он работал с Владимиром, сказал ему: «Ты — будущий чемпион мира. Ты — замена Льюиса, будешь большим чемпионом. Пройдет время, пока ты маленький росточек в профессиональном боксе, но в скором времени ты будешь большим чемпионом». Он улыбнулся, сказал: «Спасибо». Я подытожил: «Вспомнишь мои слова». В принципе уже подошло это время, когда он обладатель чемпионского пояса, сейчас будет боксировать с таким серьезным чемпионом. Я не постесняюсь говорить, что Владимир чемпион. Хоть он сейчас и не в статусе чемпиона, но он действительно настоящий чемпион. Джошуа сейчас подошел к такому уровню, когда будет с таким чемпионом боксировать. — Каким тебе видится сценарий этого предстоящего поединка? Как бы ты действовал на месте Джошуа? И прогноз на этот бой... — Вопрос интересный. Чем ближе к дате боя — тем чаще мне его задают друзья, знакомые, партнеры по залу. Очень сложно предсказать, как будет происходить этот бой, здесь все зависит от нюансов, начиная с психологического настроя как Джошуа, так и Владимира. Перед каждым из них стоит интересная задача. Это как бой между взрослой собакой и щенком, который уже вроде бы подрос, с характером, но еще далеко не пес. У взрослой собаки будет психологический настрой не дать показать молодому щенку, что он сильнее. А у молодого щенка будут амбиции, но при этом у него будет страх перед большим папой. На сборе два года назад чувствовалось, что Джошуа отдавал должное Владимиру, понимая, что он великий чемпион. Прошло два года, но даже сейчас можно увидеть на многих снимках, на видео, что все-таки Джошуа отдает отчет тому, что ему предстоит очень серьезный бой. Бой будет развиваться очень сложно, будет зависеть от психологического настроя, от того, кто попадет первым, кто нанесет серьезный, сокрушительный удар в этом бою. От этого может сразу же измениться исход поединка. Думаю, что Владимиру, а Джошуа тем более сделают такую психологическую прокачку перед боем... Они, думаю, выложат все в этом бою. Для меня этот поединок составляет больше интереса, чем матч-реванш Владимира против Фьюри. — Если бы ты делал ставку в букмекерской конторе на этот бой, на что бы ты поставил? — Сложно сказать. Вчера разговаривали о том, на кого же ставить. Недели три назад я был на 99% уверен в том, что Владимир сможет выиграть у Энтони. А сейчас задумываюсь о некоторых моментах, боюсь, чтобы психологически не сыграл какой-то момент. Энтони никогда сильно не пропускал, он не знает, что такое поражение нокаутом. С одной стороны, это минус, потому что он может раскрыться, быть бесстрашным, а Владимир за счет опыта его «съест». А может быть наоборот — он от этого бесстрашия пойдет в большой размен, чего не любит Владимир. Размен Владимиру точно ни к чему, он не того стиля боксер, но это может сработать в пользу Энтони. Последнюю неделю я думаю, что, скорее всего, так и будет — что Энтони где-то психанет и пойдет в размен, была не была. Ему терять, по большому счету, нечего. Но если он выиграет у такого чемпиона, как Владимир — сразу поднимется на высокий пьедестал, вырастет во всех рейтингах, это будет для него большой старт. — Как часто ставишь деньги на бокс? — Я не особо азартный игрок. Бывает, балуюсь, могу небольшие деньги поставить, по-разному бывает. Если интересные бои, интересный коэффициент — могу ради интереса поставить. — Какой был максимальный выигрыш? — Небольшие деньги. По сравнению с тем, как многие люди играют, это копейки. 5,10,15, 20 долларов ставка — это мелочи.
Сергей РАДЧЕНКО: «Кличко-Джошуа — как драка взрослой собаки со щенком» В УКРАИНЕ СПАРРИНГ-ПАРТНЕРАМ ПЛАТЯТ ПО 100 ГРИВЕН ЗА РАУНД — Еще лет девять назад общался с Султаном Ибрагимовым. В преддверии его боя с Владимиром Кличко в Нью-Йорке, который прошел 23 февраля 2008 года, Султан мне рассказывал про спарринг-партнеров, говорил, что 1000 долларов в неделю платят спарринг-партнерам. 1000 долларов в неделю — это гонорар элитного спарринг-партнера? Можете раскрыть этот рынок? — Рынок очень разнообразный. Украинские ребята, бывает, ездят за смешные деньги. Они или не знают, или у них нет выхода. 100-200 гривен за раунд бывает. Я считаю, что те менеджеры, которые предлагают спарринг-партнерам такие деньги, или просто издеваются, или не имеют совести. А так, цена от 400-500 долларов/евро за неделю, средняя цена — 1000-1500. А сказать, элитного боксера 1000 долларов цена или нет, очень сложно, потому что с каждым договариваются индивидуально, каждый едет за разные деньги спарринговать. Я не могу, допустим, сказать, что Энтони, когда был у Кличко, приехал за 1000 или 1500 долларов в неделю. Хотя не исключаю, что он приехал с целью не зарабатывать деньги, а попробовать, на что он способен, вопрос не в деньгах был. У меня бывало, что я ехал не просто для того, чтобы заработать, у меня были другие цели, попробовать, на что я горазд, или готовился к какому-то своему бою и мне было выгодно поехать на спарринги. В сентябре я провел последний бой, я готовился к бою и Марко Хук. Последнюю неделю мне нужно было провести заключительные хорошие спарринги. Было приглашение поехать к Марко на две-три недели. До этого я был у Чахкиева, помогал. И как раз на последнюю неделю отправился к Хуку. То есть цель была не заработать деньги, а подготовиться к своему бою. — В андеркарте поединков Усика ты проводил бои? — Да, мой дебютный бой прошел в «Арене Львов». И были еще во Дворце спорта бои. По-моему, второй поединок я проводил во Дворце спорта, как раз в андеркарте Усика. — Никто из европейских, американских промоутеров не предлагал контракт? Какие у тебя планы касательно своей профессиональной боксерской карьеры? Кто твой менеджер? Достаточно редко ты проводишь бои, в чем причина? — Были у меня предложения из европейских стран, больше всего из Польши. С Англией были как-то разговоры. Но это были не совсем те предложения, которые бы меня устроили, за которые я был бы готов подписаться на 5-7 лет. Поэтому я не согласился. Есть у меня менеджер Евгений, это мой товарищ, он помогает мне, организовывает бои. Единственный минус в том, что это не основной его вид деятельности. Возможно, поэтому не совсем получается найти достаточные финансы для того, чтобы чаще проводить бои. Думаю, поэтому я провожу очень мало боев. Рекордс у меня подрос — соответственно, какие-то другие промоутеры, может быть, захотели бы подписать контракт, понимая, что не нужно делать первоначальные шаги, вкладывать деньги. Для промоутера это в первую очередь не спорт, а бизнес. Каждый понимает, что первые 5-8 боев — это безвозвратные вложения. Возможно, сейчас, с таким рекордсом, появится больше людей, которые захотят предложить нормальный контракт и сотрудничать. Я бы этого очень хотел. У меня нет конкретных предпочтений — украинская компания, в частности К2, или европейская, или американская. — Тебя пригласили на спарринги к Усику. Изначально ты или твой менеджер договаривается о том, чтобы тебя поставили в андеркарт боя. Есть такие договоренности? Были ли они? Насколько они приняты в профессиональном боксе? — Было разное. Как раз я помогал Саше. По-моему, это было перед боем с Андреем Князевым. Тогда обсудили то, чтобы поставить меня в андеркарт. Но была загвоздка по финансам, не могли мы дать подтверждение. В итоге, когда решился вопрос по финансам, уже андеркарт был закрыт. Многие хотят в хороших вечерах бокса поучаствовать, допустим, в андеркарте у Саши. Для украинского масштаба это высокий уровень. — Как ты оцениваешь свой опыт выступлений за «Польских Гусаров»? Что сейчас с этой командой? Предлагали ли они тебе на будущий сезон контракт? Почему не пролонгировал с ними соглашение? В плюс вносишь тот сезон или в минус? — Я в любом случае занесу его в плюс, потому что это был опыт. Я мечтал о профессионалах, а это полупрофессиональная лига, впервые я вышел на ринг тогда без шлема. Жалко, конечно, что тогда были еще подушки на руках, а не профессиональные перчатки. Я не совсем удачно выступил в том сезоне, потому что там с подготовкой были большие проблемы, не было, с кем спарринговаться, поляки очень сильно экономили на всем, в команде в каждом весе было по три человека. Получается, один только приехал с боя, отдыхать уезжает домой, а у второго в эту субботу уже бой, а ты готовишься через две недели на бой. Получается, один поехал отдыхать после боя, второму нужно готовиться, ему уже нельзя хороших спаррингов, а тебе что в это время делать? Подготовки, честно говоря, нормальной не было. И у меня бои все были, как в принципе и другие команды, наверное, делали, легионеров выставляли под сильных бойцов, а своих, поляков, берегли и выставляли там, где у них было больше шансов выиграть. Но в любом случае WSB, хоть я и не совсем положительно там выступил, пошло мне на пользу. Почему пролонгации не было? Потому что в следующем сезоне предложили боксировать в «Атаманах». Это Уже у всех были подписаны контракты в команде «Атаманов», не хватало в некоторых весах по одному боксеру. Мне предложили подписать контракт. Но, когда мы приехали на сбор, возникли неприятные нюансы с финансированием. В общем, половина людей, которые приехали якобы на заключительный просмотр и за подписью контракта — в итоге после двухнедельного сбора вернулись домой. — Может, это и неплохо, потому что там были трудности с расчетами с теми ребятами, которые остались. Говорят, что с некоторыми до сих пор не рассчитались... — Да, по этому поводу я вообще не пожалел, что так сложилось. Сбор провели, в некоторых моментах я убедился в том, как оно бывает, и уехал. Я вообще не расстроился, что не остался в «Атаманах». Тогда еще ввели такое правило: если своя команда есть в стране, то ты не имеешь права никуда уезжать.
Беседовал Максим РОЗЕНКО, текстовая версия — Дария ОДАРЧЕНКО

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Все необходимое для занятия командным видом спорта Скачать Orca Player может каждый Почему стоит сходить на мастер-класс экстремального вождения Лига ставок Промокоды на БК 1xBet. Как его получить?

Последние новости