Филипп БУДКОВСКИЙ: «Из Киева в Донецк я уехал из-за разногласий с тренером»

Филипп БУДКОВСКИЙ: «Из Киева в Донецк я уехал из-за разногласий с тренером»

Нападающий сборной Украины Филипп Будковский, оказавшийся в составе российского «Анжи», рассказал, как жизнь довела его до чемпионата России. Публикуется с сокращениями. — Для вас как киевлянина следующая игра против «Спартака» имеет дополнительный подтекст? — Сейчас уже противостояние «Спартак» — Киев в прошлом. Но все мы в «Анжи» осознаем, что будем играть с грандом чемпионата России. Настраиваемся соответствующим образом. Очень хочется удачно сыграть и победить. — Матчи киевлян со «Спартаком» в 1994 году вы едва ли помните. — Это точно. Два года всего было. — А в 2008-м? — Эти помню лучше (улыбается). Плюс матчи Кубка Содружества — тогда Киев со «Спартаком» часто играл. — Вы с детства за «Динамо»? — Я начинал в динамовской школе. Подавал мячи мастерам на стадионе. Немного Шевченко застал до его отъезда в «Милан»… — А потом? — Потом возникли разногласия с тренером, и я уехал в Донецк. — В чем они заключались? — 1992 год в школе был поделен пополам. На одном из турниров наш как бы второй состав занял первое место, а первый — пятое, что ли. Тем не менее нас поставили перед фактом: из второй команды в академию не возьмут никого. А тут — предложение «Шахтера». Долго не раздумывал. — В первом «Шахтере» шансов не было? — Даже на сборы с основой ни разу не ездил — только тренировался. — С Луческу с глазу на глазу разговаривали? — Был один разговор. Сказал: будет шанс. Но я его так и не дождался — ни разу не сыграл. Тренер не видел меня в составе. Атака у «Шахтера» была фактически бразильская, защита — украинская. — Что за человек Луческу? — Строгий, требовательный. Умел донести свои требования до футболистов. Все понимали, чего он хочет, и четко выполняли его установки на поле. — Как будет играть с Луческу «Зенит»? — Думаю, примерно так же, как играл «Шахтер». Упор на контроль, сильные фланги. Мяч не будет выбиваться наобум — атаки будут начинаться с вратаря. — Результативные ошибки Лодыгина и защитников в игре с «Ростовом» — следствие этой перестройки? — Думаю, да. Видно, что перестройка началась, но за месяц-два эти вещи до автоматизма не отрепетируешь. Уверен, что Луческу удастся поставить «Зениту» ту игру, которую он хочет. Какие-то «шахтерские» черточки в действиях команды уже просматриваются. — С новоявленный спартаковцем Фернандо пересекались в Донецке? — Немного тренировались вместе. — При встрече узнаете? — Увижу — конечно узнаю. Думаю, он меня еще хуже помнит, чем я его. — Объясните на милость, зачем было на пять лет продлевать контракт с «Шахтером», если просвета в Донецке не видели? — А у меня выбора особого не было. «Шахтер» готов был отпустить в аренду, только если подпишу новый контракт. Ну и где-то в глубине души я все-таки рассчитывал заиграть в Донецке. Со своей стороны делал все возможное для этого. Может быть, не подходил под тактику тренера, не знаю… — Олега Кононова в Севастополе застали? — Немножко. У Кононова прошел часть сборов, пару раз попал в запас, а потом он покинул «Севастополь». С тех пор не виделись. Если встречу в России, подойду, пожму руку, пообщаюсь. — Всплеском результативности в «Заре» Юрию Вернидубу обязаны? — И ему, и партнерам. Поначалу было тяжело, многое не получалось. Но он продолжал ставить, верил — и потихоньку все наладилось. — «Масть пошла» после ухода Боли? — Получается так. После этого я начал регулярно играть. — В «Анжи» вы поменялись местами. — Конкуренцию всегда и везде хочется выигрывать. — Два лучших бомбардира «Зари» с интервалом в два года переезжают в Махачкалу. Совпадение? — Совпадение, и ничего больше. — Вам после «бездомной» «Зари» к кочевой жизни не привыкать? — Перелеты, расстояния, разлука с семьей — все это в любом случае тяжело. Морально тяжело. — Где вы жили в Запорожье? — На съемных квартирах. В определенное время собирались, тренировались и разъезжались по домам. Сейчас у «Зари» хотя бы база появилась — от запорожского «Металлурга» «в наследство» осталась. Ребятам немного, но все-таки легче стало. — Запорожье теперь не хуже Киева знаете? — Как родной город уже. ДнепроГЭС, остров Хортица — везде побывали, все посмотрели. Жаль, люди на футбол там совсем не ходили. Когда «Динамо» или «Шахтер» приезжали — еще куда ни шло, а так — 400, 500, максимум 1000 зрителей на трибунах. — Семья постоянно с вами была? — В Запорожье — да. Сейчас ситуация другая. «Анжи» готовится в Подмосковье, играть летаем в Махачкалу. Жена хотя бы изредка приезжает, дочку последнее время вообще не вижу. Жду не дождусь, когда они переедут ко мне. — В Луганске после начала боевых действий были? — Ни разу. Ни в Луганске, ни в Донецке. — В Дагестане, судя по сводкам новостей, тоже не очень спокойно. — Ничего такого не слышал. Сел, посоветовался с женой и принял решение, что так будет лучше для дальнейшей карьеры. — Почему с «Трабзонспором» не сложилось? — Турки сказали, что не собираются меня покупать. Причин не объясняли. — В Россию вы еще год назад могли переехать? — Да, разговаривал с людьми из «Амкара», но тогда решил еще задержаться в «Заре». — Какой нашли Махачкалу? — А я толком города и не видел пока. Почти все время на стадионе да в гостинице проводим: прилетели, потренировались, отдыхаем. — С Вернидубом как простились? — На хорошей ноте. Пожелали друг другу удачи. — Друзья, родня с пониманием приняли ваш выбор? — Да. Они понимают: это моя карьера, нужно двигаться дальше. Жизненная ситуация. — Кто-то из знакомых, коллег осудил? — Может быть, какие-то обсуждения и есть. Мне лично никто ничего не говорил. — Вы так мечтали о Евро-2016 — а в итоге отсидели его в запасе. Досадно? — Приятно, конечно, побывать на чемпионате Европы. Но хотелось еще и сыграть. Надеялся хотя бы на последний матч выйти — ничего ведь уже не решал! Увы, не выпустили. Что ж, есть стимул работать еще усерднее. — Много толков на Евро было о разделении сборной на киевских и донецких. Вы себя там меж двух огней чувствовали? — Я давно ушел из «Динамо», с 13-14 лет находился в Донецке… — Стало быть, входили в донецкую часть? — Можно и так сказать. Не вижу ничего необычного в том, что, допустим, игроки «Шахтера» между собой общались чуть больше, чем с другими ребятами. Все-таки давно знаем друг друга. — Напряженность в воздухе витала? — Есть вещи, которые должны оставаться в раздевалке. Но, наверное, единого коллектива у нас действительно не было… — Не боитесь по аналогии с Селезневым, Зинченко, Бутко выйти из доверия тренеров сборной? — Моя задача — выполнять свою работу, забивать голы. А нужен, не нужен сборной — решать главному тренеру, федерации. Селезнева тоже сначала не вызывали, потом вызвали… — С Шевченко был разговор? — Только на Евро. После его назначения не общались ни разу. — Сколько нужно забить голов в РФПЛ, чтобы в сборной обратили внимание? — В идеале нападающий должен забивать в каждой игре. 7-8 голов — это минимум, которого хотелось бы добиться в первом сезоне. — Ваши слова полуторамесячной давности: «Хотел сделать шаг вперед». Есть ощущение, что не ошиблись с выбором? — Я по-прежнему считаю, что попал в хороший чемпионат. На каком бы месте команда ни находилась, все выходят и борются до конца. На данный момент российская лига объективно посильнее украинской. К сожалению, чемпионат Украины сейчас не только футболистов — целые команды теряет. Надеюсь, за спадом последует подъем. — Знакомые, приятели за вашими выступлениями в России следят? — После Казани было много поздравлений. Выходит, следят… Олег Лысенко

Следующая новость
Предыдущая новость

Лучшие футбольные поля для тренировок чемпионов Тематические пляжи острова Сентоза Кто владеет информацией, тот владеет миром Обворожительная мебель из натурального дерева Лучшие игры 777 бесплатно на сайте онлайн-казино Вулкан

Последние новости