Филипп БУДКОВСКИЙ: «Из Киева в Донецк я уехал из-за разногласий с тренером»

Филипп БУДКОВСКИЙ: «Из Киева в Донецк я уехал из-за разногласий с тренером»

Нападающий сборной Украины Филипп Будковский, оказавшийся в составе российского «Анжи», рассказал, как жизнь довела его до чемпионата России. Публикуется с сокращениями. — Для вас как киевлянина следующая игра против «Спартака» имеет дополнительный подтекст? — Сейчас уже противостояние «Спартак» — Киев в прошлом. Но все мы в «Анжи» осознаем, что будем играть с грандом чемпионата России. Настраиваемся соответствующим образом. Очень хочется удачно сыграть и победить. — Матчи киевлян со «Спартаком» в 1994 году вы едва ли помните. — Это точно. Два года всего было. — А в 2008-м? — Эти помню лучше (улыбается). Плюс матчи Кубка Содружества — тогда Киев со «Спартаком» часто играл. — Вы с детства за «Динамо»? — Я начинал в динамовской школе. Подавал мячи мастерам на стадионе. Немного Шевченко застал до его отъезда в «Милан»… — А потом? — Потом возникли разногласия с тренером, и я уехал в Донецк. — В чем они заключались? — 1992 год в школе был поделен пополам. На одном из турниров наш как бы второй состав занял первое место, а первый — пятое, что ли. Тем не менее нас поставили перед фактом: из второй команды в академию не возьмут никого. А тут — предложение «Шахтера». Долго не раздумывал. — В первом «Шахтере» шансов не было? — Даже на сборы с основой ни разу не ездил — только тренировался. — С Луческу с глазу на глазу разговаривали? — Был один разговор. Сказал: будет шанс. Но я его так и не дождался — ни разу не сыграл. Тренер не видел меня в составе. Атака у «Шахтера» была фактически бразильская, защита — украинская. — Что за человек Луческу? — Строгий, требовательный. Умел донести свои требования до футболистов. Все понимали, чего он хочет, и четко выполняли его установки на поле. — Как будет играть с Луческу «Зенит»? — Думаю, примерно так же, как играл «Шахтер». Упор на контроль, сильные фланги. Мяч не будет выбиваться наобум — атаки будут начинаться с вратаря. — Результативные ошибки Лодыгина и защитников в игре с «Ростовом» — следствие этой перестройки? — Думаю, да. Видно, что перестройка началась, но за месяц-два эти вещи до автоматизма не отрепетируешь. Уверен, что Луческу удастся поставить «Зениту» ту игру, которую он хочет. Какие-то «шахтерские» черточки в действиях команды уже просматриваются. — С новоявленный спартаковцем Фернандо пересекались в Донецке? — Немного тренировались вместе. — При встрече узнаете? — Увижу — конечно узнаю. Думаю, он меня еще хуже помнит, чем я его. — Объясните на милость, зачем было на пять лет продлевать контракт с «Шахтером», если просвета в Донецке не видели? — А у меня выбора особого не было. «Шахтер» готов был отпустить в аренду, только если подпишу новый контракт. Ну и где-то в глубине души я все-таки рассчитывал заиграть в Донецке. Со своей стороны делал все возможное для этого. Может быть, не подходил под тактику тренера, не знаю… — Олега Кононова в Севастополе застали? — Немножко. У Кононова прошел часть сборов, пару раз попал в запас, а потом он покинул «Севастополь». С тех пор не виделись. Если встречу в России, подойду, пожму руку, пообщаюсь. — Всплеском результативности в «Заре» Юрию Вернидубу обязаны? — И ему, и партнерам. Поначалу было тяжело, многое не получалось. Но он продолжал ставить, верил — и потихоньку все наладилось. — «Масть пошла» после ухода Боли? — Получается так. После этого я начал регулярно играть. — В «Анжи» вы поменялись местами. — Конкуренцию всегда и везде хочется выигрывать. — Два лучших бомбардира «Зари» с интервалом в два года переезжают в Махачкалу. Совпадение? — Совпадение, и ничего больше. — Вам после «бездомной» «Зари» к кочевой жизни не привыкать? — Перелеты, расстояния, разлука с семьей — все это в любом случае тяжело. Морально тяжело. — Где вы жили в Запорожье? — На съемных квартирах. В определенное время собирались, тренировались и разъезжались по домам. Сейчас у «Зари» хотя бы база появилась — от запорожского «Металлурга» «в наследство» осталась. Ребятам немного, но все-таки легче стало. — Запорожье теперь не хуже Киева знаете? — Как родной город уже. ДнепроГЭС, остров Хортица — везде побывали, все посмотрели. Жаль, люди на футбол там совсем не ходили. Когда «Динамо» или «Шахтер» приезжали — еще куда ни шло, а так — 400, 500, максимум 1000 зрителей на трибунах. — Семья постоянно с вами была? — В Запорожье — да. Сейчас ситуация другая. «Анжи» готовится в Подмосковье, играть летаем в Махачкалу. Жена хотя бы изредка приезжает, дочку последнее время вообще не вижу. Жду не дождусь, когда они переедут ко мне. — В Луганске после начала боевых действий были? — Ни разу. Ни в Луганске, ни в Донецке. — В Дагестане, судя по сводкам новостей, тоже не очень спокойно. — Ничего такого не слышал. Сел, посоветовался с женой и принял решение, что так будет лучше для дальнейшей карьеры. — Почему с «Трабзонспором» не сложилось? — Турки сказали, что не собираются меня покупать. Причин не объясняли. — В Россию вы еще год назад могли переехать? — Да, разговаривал с людьми из «Амкара», но тогда решил еще задержаться в «Заре». — Какой нашли Махачкалу? — А я толком города и не видел пока. Почти все время на стадионе да в гостинице проводим: прилетели, потренировались, отдыхаем. — С Вернидубом как простились? — На хорошей ноте. Пожелали друг другу удачи. — Друзья, родня с пониманием приняли ваш выбор? — Да. Они понимают: это моя карьера, нужно двигаться дальше. Жизненная ситуация. — Кто-то из знакомых, коллег осудил? — Может быть, какие-то обсуждения и есть. Мне лично никто ничего не говорил. — Вы так мечтали о Евро-2016 — а в итоге отсидели его в запасе. Досадно? — Приятно, конечно, побывать на чемпионате Европы. Но хотелось еще и сыграть. Надеялся хотя бы на последний матч выйти — ничего ведь уже не решал! Увы, не выпустили. Что ж, есть стимул работать еще усерднее. — Много толков на Евро было о разделении сборной на киевских и донецких. Вы себя там меж двух огней чувствовали? — Я давно ушел из «Динамо», с 13-14 лет находился в Донецке… — Стало быть, входили в донецкую часть? — Можно и так сказать. Не вижу ничего необычного в том, что, допустим, игроки «Шахтера» между собой общались чуть больше, чем с другими ребятами. Все-таки давно знаем друг друга. — Напряженность в воздухе витала? — Есть вещи, которые должны оставаться в раздевалке. Но, наверное, единого коллектива у нас действительно не было… — Не боитесь по аналогии с Селезневым, Зинченко, Бутко выйти из доверия тренеров сборной? — Моя задача — выполнять свою работу, забивать голы. А нужен, не нужен сборной — решать главному тренеру, федерации. Селезнева тоже сначала не вызывали, потом вызвали… — С Шевченко был разговор? — Только на Евро. После его назначения не общались ни разу. — Сколько нужно забить голов в РФПЛ, чтобы в сборной обратили внимание? — В идеале нападающий должен забивать в каждой игре. 7-8 голов — это минимум, которого хотелось бы добиться в первом сезоне. — Ваши слова полуторамесячной давности: «Хотел сделать шаг вперед». Есть ощущение, что не ошиблись с выбором? — Я по-прежнему считаю, что попал в хороший чемпионат. На каком бы месте команда ни находилась, все выходят и борются до конца. На данный момент российская лига объективно посильнее украинской. К сожалению, чемпионат Украины сейчас не только футболистов — целые команды теряет. Надеюсь, за спадом последует подъем. — Знакомые, приятели за вашими выступлениями в России следят? — После Казани было много поздравлений. Выходит, следят… Олег Лысенко

Следующая новость
Предыдущая новость

Особенности ресурса Slototop База мероприятий Киева и областных центров Мужские ботинки известных брендов по доступным ценам Изобилие игровых автоматов — выбор развлечений по своему вкусу Ставки на спорт по прогнозам от лучших букмекеров

Последние новости